September 27th, 2011

Вышла долгожданная статья в "Российской Газете"

Чиновники выселяют екатеринбургских ученых из квартир
Надежда Гаврилова, Свердловская область
"Российская газета" - www.rg.ru
26.09.2011, 18:43
Свердловский областной суд утвердил решение Кировского районного суда о выселении профессора Уральского госуниверситета Евгения Памятных из его квартиры в кооперативном вузовском доме.

Квартирная эпопея, в которую оказались втянуты некоторые сотрудники Уральского государственного университета, началась 15 лет назад. В 1996-ом, честь 75-летия УрГУ, губернатор Россель преподнес ученым подарок: пообещал построить для них дом на сотню квартир. Хотел, чтобы преподаватели не бежали от бескормицы и бесприютности за рубеж, а оставались в области, поднимали высшее образование. Широкий жест губернатора приняли на ура: время было тяжелое, часто зарплат не хватало даже на еду, одежду и квартплату, а скопить на собственную квартиру и вовсе казалось немыслимым. Россель предложил приемлемый вариант: создать жилищно-строительный кооператив из тех, кто действительно нуждается в улучшении жилищных условий, собрать с них первоначальный взнос - 10 процентов от стоимости квартиры при цене квадратного метра в 2,5 тысячи рублей (сейчас эта цифра кажется смешной, а в середине 90-х это была средняя  рыночная цена "квадрата"). Остальное даст облбюджет в кредит сроком на 20 лет под один процент годовых.

ЖСК создали. Кто сколько смог, столько и внес денег: от 10 до 30 процентов стоимости квартиры. Через два года, в 98-м, дом на Сиреневом бульваре сдали.

О вводе в эксплуатацию университетского дома тогда сообщили все городские СМИ. Собрали народ, Россель, как положено, перерезал красную ленточку. Мы были просто в эйфории, - рассказывает бывший член ПЖСК "ВУЗ-96", замдиректора НИИ физики и прикладной математики УрГУ Андрей Бабушкин. - Думали, что этот дом будет по-настоящему университетским: все  свои люди, знакомые со студенческой скамьи.

Однако случилось то, чего никто не ожидал. Председатель кооператива Геннадий Батурин не согласился подписывать с Управлением капитального строительства Свердловской области кредитный договор, оговаривающий порядок возврата бюджетного кредита. Как рассказывает сам Батурин, в предложенном ему варианте договора были кабальные условия возврата кредита. Дело в том, что после дефолта ставка рефинансирования оказалась выше 100 процентов, а кредит им дали под один процент. По действовавшему тогда закону, если деньги были выданы под процент, меньший ставки рефинансирования, сэкономленная сумма облагалась налогом на доходы физических лиц. Батурин подсчитал: в таком случае стоимость квартир для преподавателей увеличилась бы примерно на 80 процентов. Поэтому он подготовил свой вариант договора, в котором постарался обойти все "узкие" места. Однако его оферту не приняли, а несогласие подписать договор сочли за отказ сотрудничать.

Впоследствии чиновники оформили все квартиры в новом доме в единоличную собственность области со ссылкой на 218 статью ГК РФ и формулировкой "в связи с тем, что объект недвижимости был построен за счет средств областного бюджета". Пайщики, апеллируя к той же статье, доказывали, что имеют право на свои квартиры, ведь они  тоже вкладывали деньги в строительство. Батурин даже написал заявление в прокуратуру и ОБЭП о незаконном отчуждении собственности, но в возбуждении уголовного дела отказали. Тогда председателю ПЖСК знакомые юристы посоветовали ознакомиться с материалами следствия, чтобы попытаться понять, что послужило причиной отказа. Каково же было его удивление, когда в деле он обнаружил 12 справок, якобы подписанных им, о том, что указанные в них квартиры не обременены правами третьих лиц.

- Без этих справок перевести квартиры из кооперативной собственности в областную было бы невозможно, - рассказывает Геннадий Батурин. - Но я их не выдавал, это точно.

Итак, квартиры перешли в собственность МУГИСО. Пайщикам посыпались письма с предупреждениями о том, что им необходимо в ближайшее время заключить договора купли-продажи с Фондом поддержки индивидуального жилищного строительства, иначе их будут выселять через суд. Большинство преподавателей согласились.

- Когда узнали, что наши квартиры отныне принадлежат казне и нам теперь их нужно выкупать, мы, мягко говоря, были удивлены, - рассказывает Андрей Бабушкин. - Но я воевать с фондом не стал. Сын-юрист сказал мне: пайщики не смогут доказать, что собственность кооператива отошла области незаконно. Для этого кооперативу как юрлицу надо было затевать судебное разбирательство, но до этого не дошло. Мы согласились на условия фонда, оформили квартиру на себя, и почти тут же перепродали ее, чтобы раз и навсегда забыть про ту сомнительную ситуацию.

103 человека заключили договора с фондом, а семеро не стали. Они продолжали упрямо вносить свои ежемесячные платежи в кассу кооператива. Говорят, когда эта история с национализацией квартир только началась, они думали, что неправоту областных властей удастся доказать без труда. Ведь получалось, что деньги пайщиков пошли мимо кассы кооператива, напрямую в областную казну. А на балансе ПЖСК копились долги, которые нечем было гасить. Поэтому люди игнорировали предложения Фонда, договоры не заключали, писали всюду письма, устраивали митинги и пикеты, пытаясь отстоять кооперативную (то есть, свою) собственность.

Ничего не вышло. Чиновники подождали до 2005 года, еще надеясь на то, что оставшиеся жильцы университетского дома выкупят квартиры. Когда этого не случилось, юристы Фонда поддержки ИЖС подали иски в суд о выселении. В 2006 году Кировский суд Екатеринбурга постановил выселить Геннадия Батурина, председателя ПЖСК "ВУЗ-96", который буквально своими руками поднимал дом для себя и коллег. Потом в судах слушались дела о выселении еще двух семей преподавателей - Меленцовых и Памятных. Окончательную точку в деле профессора, доктора физмат наук с полувековым стажем работы в университете Евгения Памятных Свердловский облсуд поставил на днях: решение районного суда оставить в силе, ученого выселить. В процессе участвовал прокурорский работник. Он сделал заключение: требования МУГИСО законны и подлежат удовлетворению.

Ситуация кажется абсурдной. Из-за того, что два юрлица не договорились в середине 90-х, сегодня семьи ученых могут оказаться без квартир. Повторимся: в эту неприятную ситуацию попали всего семь семей. Чиновники восклицают: они сами виноваты, ведь остальные-то договора подписали и сегодня не тужат! Но как быть с этими семью семьями? Почему за все эти годы никто не смог им доказать, что квартиры перешли в областную собственность законно?

- В последние два года я потратил на суды больше 200 тысяч рублей, - рассказывает кандидат физико-математических наук Александр Меленцов. - Пришлось даже кредит брать.

Поняв, что их усилия отстоять правоту обернулись борьбой с ветряными мельницами, ученые отступили. В 2006 году Меленцовы подали иск в суд о признании права собственности на квартиру, за которую они на тот момент перед кооперативом уже рассчитались. Проиграли. В 2010 иск о понуждении к заключению договора купли-продажи на условиях, которые предлагал фонд в 2001 году - по 3,9 тысячи рублей за квадратный метр - подал Батурин. Однако юристы фонда отказались наотрез. И это понятно: при среднерыночной цене "квадрата" в 45 тысяч рублей такой договор для казны сегодня крайне невыгоден. Фонд ИЖС уже несколько лет требует от преподавателей предоставить реквизиты расчетный счетов, чтобы вернуть им деньги, которые они точно в срок платили за свои квартиры через кассу кооператива.

В руки корреспондента "РГ" попал любопытный документ. Письмо замминистра МУГИСО Александра Первакова директору Фонда поддержки ИЖС Николаю Жежеру, в котором Перваков "убедительно просит" рассмотреть возможность заключения с профессором Памятных договора купли-продажи квартиры на Сиреневом бульваре.

Однако для Жежера полуофициальная рекомендация начальства - не повод предпринимать какие-то конкретные шаги. Как он заметил в личной беседе, если фонд сегодня даст добро на продажу квартир по три тысячи рублей за квадратный метр без соответствующего документа, постановления правительства или распоряжения губернатора, то он сам окажется на скамье подсудимых за нецелевое использование зачисленной в казну недвижимости. Просьбы замминистра мало: нужен подписанное председателем правительства постановление. Если такая бумага будет, Жежер готов не только продать квартиры по три тысячи метр, но и бесплатно отдать их людям.

Круг сомкнулся. Только нынешнее руководство области может довести до ума задумку прежнего и позволить людям, уже расплатившимся за квартиры по первоначальной договоренности, оформить их в собственность. Однако комментарий председателя свердловского правительства Анатолия Гредина отнюдь не обнадеживает. Он пообещал, что Евгения Памятных и других преподавателей не выселят из их квартир до марта будущего года, а потом власти еще раз подумают, что делать с учеными.

P.s. Надеюсь, что для дела поможет. Все-таки официальное издание Правительства России.



Судьбоносные изменения

Мою политическую и общественную карьеру постигли судьбоносные изменения. Решением старших партийных товарищей я буду менять район своей работы. Решение отчасти логичное – в Орджоникидзевском районе «Справедливое ЖКХ» курирует Игорь Данилов, кураторы Октябрьского и Ленинского районов Саша Караваев и Андрей Жуковский, а мы с Ушаковым вдвоем курируем один район – Кировский. Перебор. Мне как младшему товарищу и пока не депутату приходится уступить Геннадию и сменить дислокацию. Буду расширять «Справедливое ЖКХ» в ранее не особо освоенных местах. Соответственно и баллотироваться в Областную Думу буду от другого округа. От какого не скажу, вдруг еще чего-нибудь переиграют.

Уходить из Кировского округа грустно – я работал тут больше года, многое удалось сделать, многое запланировано. Придется также передать инициативу по помощи выселяемым профессорам помощнику Ушакова Сергею Кравчуку. Но совсем от темы отходить не буду – все-таки я ее прекрасно вижу и понимаю, поэтому на мою дальнейшую помощь Александр Меленцов и его товарищи по несчастью могут рассчитывать, просто курировать все будет Кравчук.

Ну и немного обидно, что не придется сразиться в предвыборной схватке с Игорем Ивановичем Ковпаком. Говорят, что его в определенной степени задели мои слова про «четыре года булочками торговать». Что ж, тем интереснее было бы скрестить шпаги на выборах.