April 21st, 2011

Я вернулся


 

По воле редкостных мудаков популярного интернет-провайдера «Кабинет» две недели сидел без Интернета. За это время в моем ЖЖ появилось около сорока непрочитанных сообщений, а само ЖЖ-сообщество пережило, обжевало и переварило несколько острых тем, среди которых, к сожалению, и скоропостижная смерть моего товарища и просто классного парня Макса Головизнина. Писать на эту тему смысла не вижу – он действительно умудрялся поддерживать хорошие отношения абсолютно со всеми (о чем можно прочитать здесь - http://www.ekb.spravedlivo.ru/press/region_news/1041.smx). А осуждать тему этого грёбаного элитного московского НИИ вообще нет никакого желания – просто посмотрим, чем вся эта история закончится. Знаю только одно – Макс умер неожиданно, когда ему стало плохо в машине. То, что теперь руководство НИИ заявляет, что он умер за два часа до того, как его тело оказалось возле закрытых ворот этого медучреждения, глупо комментировать – Бог им судья.

 

О роли приемников в истории

До выборов Президента России больше десяти месяцев, а народ уже вовсю пытается понять, увидим ли мы зарубу Медведева с Путиныма. Главный аргумент сторонников теории предстоящих баталий состоит в том, что в истории почти нет примеров, когда «временщики» добровольно отдавали власть. Утверждение спорное – в отечественной истории вспоминается один пример, когда власть «давали подержать», а потом спокойно взяли обратно. В 1575 году Иван Грозный отрекся от престола в пользу некоего Симеона Бекбулатовича. До конца замысел Ивана Грозного раскрыт не был, но через 11 месяцев произошла обратная рокировка, Иван IV вернулся к власти, а Симеона жаловал великим княжеством Тверским.

Другое дело – всемирная история. Еще когда Медведева объявили приемником в конце 2007 года мне вспомнился пример Соединенных Штатов Америки начала ХХ века. С 1900 по 1908 гг. (т.е. как Путин, только ровно на сто лет раньше) у власти был популярный Президент Теодор Рузвельт. Все как положено – консолидировал нацию, приструнил тресты (читай олигархов), имел сумасшедший рейтинг. В общем «национальный лидер». И вот подошли выборы 1908 года, когда Конституция США уже не позволяла Рузвельту идти на новый срок. В качестве приемника был обозначен верный друг, военный министр, и, что важно, юрист Уильям Тафт. Его кандидатуру авторитетный Рузвельт легко протащил через Республиканскую партию. Однако преемник не во всем следовал курсу своего учителя, к примеру, наплевав на предостережения Рузвельта Тафт отказался от сдержанной политики в отношении Японии и на ровном месте обострил отношения со страной восходящего солнца (ничего не напоминает). Хотя нет смысла проводить прямые параллели между Путиным-Медведевым и Рузвельтом-Тафтом. Тут скорее не прямые, а зеркальные совпадения. Рузвельт остался в истории либералом, пытавшимся поставить Америку на путь модернизации и ограничить роль государства в экономике. Тафт, напротив, усилил роль власти в экономике и начал взращивать своих олигархов. Отношения учителя и ученика окончательно испортились к предвыборному году. До этого они не скрывали о существующих договоренностях по возвращению Рузвельта на пост Президента в 1912 году, но Тафт за четыре года существенно усилил свое влияние на Республиканскую партию, что привело к редкому в истории США прецеденту, когда Рузвельт был вынужден создать собственную Прогрессивную партию, чтобы получить возможность побороться со своим же преемником. Предвыборная кампания была жесткой, а порой даже жестокой. В октябре 1912 года в Милуоки, когда Теодор Рузвельт готовился выступить с очередной предвыборной речью, некий предприниматель Шранк, выстрелил в него. Рузвельта спасли футляр для очков и папка с текстом речи – пуля не задела жизненно важных органов. А итогом зарубы лидера нации и его приемника стала победа кандидата от демократов Вудро Вильсона (больше 41%, при 27,4% у Рузвельта и 23,2% у Тафта). Так что, не зря дедушка Зюганов хочет предпринять очередную попытку побороться за пост Президента – не иначе, как изучал уроки истории.